location icon
Москва
+7 (499) 702-36-62

Интервью с виноделом и владельцем хозяйства Paitin в Италии

Интервью с виноделом и владельцем хозяйства Paitin в Италии
21 февраля 2020
Совсем недавно к нам приезжал итальянский винодел и владелец небольшого хозяйства Paitin в Пьемонте, Лука Паскуэро Элиа. В рамках визита, мы решили взять у Луки небольшое интервью, в ходе которого поговорили о винодельне и подходе к производству, о планах на будущее и том, как отразилось глобальное потеплении на их регионе.
Совсем недавно к нам приезжал итальянский винодел и владелец небольшого хозяйства Paitin в Пьемонте, Лука Паскуэро Элиа. Работая с отцом, дядей и несколькими сотрудниками, они создают характерные вина только из местных сортов винограда. В рамках визита, мы решили взять у Луки небольшое интервью, в ходе которого поговорили о винодельне и подходе к производству, о планах на будущее и том, как отразилось глобальное потеплении на их регионе.

  Лука, что для тебя означает «семейное виноделие»? Чему ты научился и что перенял от своих предков? Что вы продолжаете в качестве традиций?
- Прежде всего, я усвоил несколько правил. Первое и, пожалуй, самое важное из них – это работа не покладая рук. Увы, у меня часто не бывает выходных. Когда земля зовёт, я повинуюсь. С виноградниками не так просто договориться, им невозможно сказать: «Ребята, вообще-то, у меня другие планы». Они – как дети, за ними нужен глаз да глаз. Это – одно из фундаментальных правил. Страсть и усердие виноделов – это то, что принесло региону славу и помогло ему стать успешным на мировом рынке. Несколько десятков лет назад почти все здесь были бедными. Виноградники были тем единственным, что мы имели. Второе, чему я научился у родителей и продолжаю делать каждый день – это понимать природу. В этом мы всегда будем студентами. И здесь есть место не только науке. Возьмём, скажем, лунный календарь, которого мы придерживаемся, когда делаем что-то на виноградниках или в погребе. Мы чистим бочки на растущую луну. Я не знаю почему, но именно в этом случае они быстрее избавляются от запахов. Это старая традиция, которая передается в семье из поколения в поколение, и я затрудняюсь объяснить это с научной точки зрения. Подрезку лоз мы также ведём с учётом лунных циклов. Следовать природе – это моё второе важное правило. Наши отцы учились понимать природу без науки. Вот вам интересный факт. Высаживая виноградники, дед чётко разделил их и дал им разные названия. Почему он сделал именно так – мы не знали, так как он умер, когда моему отцу было 10 лет. В таком раннем возрасте дети задают совсем другие вопросы. Мы нашли этому объяснение, когда поменяли 40-летних буйволов, вспахивавших виноградники, на более молодых. Они были сильнее и вспахали почву глубже. Тогда мы обнаружили, что именно на границе виноградников менялись нижние слои почвы.

Есть ли кто-то, кто повлиял на ваше видение, на стиль вашего дома? Возможно, какие-то известные виноделы служили для вас примером?
- Вообще, стиль виноделия – вещь очень личная. Он отражает наш взгляд на самые разные вещи, а также характер виноградников, с которыми мы работаем. Однозначно ответить на вопрос сложно, но один из таких людей, безусловно, Bruno Giacosa, который начал работать с отдельными участками, основываясь на специфических характеристиках каждого из них. Эти философский подход и концепция мне очень интересны. Одно из великих имён Пьемонта - Giacomo Conterno. Мне близок его традиционалистский подход с использованием больших австрийских ботти для выдержки вин. В то же время мне интересна и стилистика Elio Altare, который использует французские баррики. Очевидно, что в мире есть масса разных подходов и образцов, на примере которых можно учиться, сравнивать и при желании «делать пересадки». Иногда мы пробуем делать что-то иначе, проверяем, как это работает. Всё это об эволюции стиля, но не о революции. Мы хотели бы максимально сохранить семейные традиции и стиль.

Какие планы у вас на будущее в этом контексте?
- Исторически мы делали вино только с наших собственных виноградников. В 2018 году нам предложили купить новый участок на винограднике Basarine, тоже в Neive, который находится западней Serraboella. Пока у нас нет денег на его приобретение, но мы уже пробуем делать вино с этого участка. Как я говорил, мне очень интересна концепция отдельных крю. И, возможно, в ближайшие 10 лет мы будем покупать что-то у соседей, чтобы делать такие вина.

Интересно. Знаете, общаясь с разными виноделами, я заметила их обеспокоенность глобальным потеплением. А как оно отразилось на вашем регионе?
-  Пока это работает нам на руку. Неббиоло стало не таким танинным, винтажи стали более стабильными. Если мы сравним 2 десятилетия – 2019-1999 и 1999-1979 – то можно с уверенностью заявить, что сейчас всё больше удачных годов, дождей во время сбора урожая стало гораздо меньше. Но здесь важно, чтобы менталитет виноградарей и виноделов адаптировался под происходящие изменения. Обрезка листвы должна быть не такой интенсивной, чтобы оставалась тень для ягод. Сроки сбора урожая также немного меняются. А многие до сих пор работают по принципу «так делали мои предки, так буду продолжать и я».

А что вы думаете о попытках некоторых виноделов работать с Неббиоло в других странах?
- Сорт сам по себе достаточно сложный. Первое, что нужно учитывать – он очень чувствителен к терруару, подобно Пино Нуару. Климатические условия, тип и кислотность почвы, влажность – все эти факторы могут существенно менять характеристики сорта. В Пьемонте Неббиоло растет как на севере, так и на юге. И, хотя официально это один регион, прохладные зоны дают очень мягкие образцы, кислотность почвы отражается на характере вин. Отсюда следует важный вывод: требуются годы для того, чтобы найти место, которое наилучшим образом подходит для желаемого результата. И я бы сказал, что это порядка 20 лет.
Второй важный нюанс, который требует внимания — это работа с сортом на винограднике. Способ подвязки лозы, работа с зелёной частью – чрезвычайно важные аспекты. Реакцию Неббиоло на солнце и погодные условия сложнее контролировать, чем, скажем, Барберы. Знаете, я называю Неббиоло «принц». Он очень капризный, и ему достаточно сложно угодить. Сорт чрезвычайно деликатный. Поэтому я считаю, что Неббиоло не получит большого распространения по миру.
Я знаю несколько производителей, которые выращивают сорт в Мексике, Австралии, США, пытаясь найти баланс между мощью и элегантностью. Для меня в этом плане Барбареско – уникальное место для Неббиоло. Возможно, так считают и многие из вас. Если верить источникам о появлении первых местных виноградников, на протяжении уже тысячи лет мы работаем с этим сортом, подбирая для него лучшие участки и условия. Поэтому можно без ложной скромности сказать, что у нас в Пьемонте есть уникальный опыт понимания характера «принца».
Как и в случае с Пино Нуаром: многие пытаются достичь уровня комплексности и элегантности, как на виноградниках гран крю в Бургундии, но пока, пожалуй, никто и нигде не смог этого сделать. Я считаю, что вина Пьемонта в целом и Барбареско в частности будут всегда иметь своё собственное лицо и, как следствие, своих преданных поклонников.

Сайт содержит информацию только для лиц совершеннолетнего возраста.